blank

Информаторы и , скрывающиеся по программе защиты свидетелей в США, дали новое интервью в разгар судебных разбирательств, по итогам которых Россию могут на четыре года отстранить от чемпионатов мира и Олимпийских игр. Супруги рассказали, что на родине их якобы могут убить и представить все как несчастный случай, вспомнили, как на первом свидании Юлия заявила сотруднику РУСАДА о приеме допинга, и признались, что не ожидали такого резонанса от своих разоблачений, когда покидали страну.
2 ноября в Спортивном арбитражном суде (CAS) в Лозанне начались слушания, на которых Россия попытается оспорить решение Всемирного антидопингового агентства (WADA) о лишении российского ведомства (РУСАДА) статуса соответствия антидопинговому кодексу.

Причиной для таких санкций со стороны WADA стали якобы проводившиеся махинации с базой данных Московской антидопинговой лаборатории с 2012 по 2015 год. А последствием может стать четырехлетнее отстранение России от всех крупных соревнований — Олимпийских игр и чемпионатов мира (выступать там можно будет только под нейтральным флагом и только тем атлетам, которые соответствуют многочисленным критериям WADA), а также запрет на проведение в стране международных турниров высокого ранга и лишение отечественных чиновников права занимать руководящие позиции в международных спортивных ведомствах.
На фоне разбирательств, в которых решается судьба российского спорта как минимум на один олимпийский цикл, интервью дали известные информаторы WADA Юлия и Виталий Степановы.
Именно из-за их заявлений Всемирное антидопинговое агентство создало независимую комиссию по расследованию допинговых дел в российском спорте, что в 2015 году привело к исключению Всероссийской федерации легкой атлетики (ВФЛА) из международной организации World Athletics, недопуску российских легкоатлетов до Игр в Рио-де-Жанейро — 2016 практически в полном составе, нейтральному статусу, сильно урезанному количеству россиян в Пхенчхане-2018 и ко всем последующим допинговым расследованиям, которые вылились в том числе в нынешние судебные слушания.
Бегунья на средние дистанции Степанова, по собственному признанию, сама принимала запрещенные вещества, за что была дисквалифицирована с 2013 по 2015 год и лишена всех достижений с 2011-го, однако в документальном фильме известного борца с допингом Хайо Зеппельта заявила, что якобы была жертвой государственной системы, в которой тренеры заставляют подопечных прибегать к таким методам.

Ее супруг Виталий, который когда-то работал главным специалистом образовательного отдела РУСАДА, также дал интервью Зеппельту, поддержав слова супруги о подмене «грязных» допинг-проб на «чистые» и прочих способах избежать ответственности за допинговые махинации.

После своего признания супруги собрали четыре чемодана вещей и сбежали сначала в Германию, а затем в США, где скрываются до сих пор по программе защиты свидетелей, в течение шести последних лет рассказывая о том, как они боятся расправы со стороны России. Не стал исключением и новый разговор с британским изданием Evening Standard.

«Информаторы Степановы живут в страхе, но совсем не жалеют о содеянном, в то время как допинговая сага дошла до суда», — гласит заголовок материала.

По мнению беседовавшего с четой журналиста Мэтта Мэдженди (Matt Majendie), супруги «выглядят на удивление скромно и практически смущены тем, к каким большим последствиям привело их совместное решение рассказать правду».

Также репортер отметил, что Виталий, оказывается, пытался самостоятельно связаться с WADA и рассказать о допинговых нарушениях в стране еще в 2010 году, однако никакой реакции на свои послания не дождался.

Именно после этого он решился на контакт с немецким режиссером Зеппельтом, который в 2014 году выпустил документальный фильм «Top-Secret Doping: How Russia Makes its Winners» («Секретный допинг: как Россия создает своих чемпионов»), где Юлия рассказала о якобы существующей в стране допинг-системе и на скрытую камеру сняла разговоры с представителями отечественного спорта, которые должны были доказать ее правоту. Впрочем, стопроцентными доказательствами эти видео не выглядели.

«Я не чувствую себя героем, просто рада, что сказала правду и больше не тащу груз вранья на своей спине, — заявляет сейчас легкоатлетка. — Не знаю, стал ли спорт в России более прозрачным. Нелегко поменять свой менталитет. А менталитет россиян заключается в обмане».

Также Юлия призналась, что не ожидала такой серьезной реакции на свои заявления, когда уезжала из России: «Мне казалось, что отношение к допинговым вопросам в мире таково: многие страны жульничают, и всем наплевать».
Виталий высказался более пафосно:
«Более «чистый» спорт всегда был моей надеждой. Мы внесли свой вклад в устранение проблемы. В России продолжают смотреть на нас как на предателей, так что мы не знаем, изменилось ли там что-то. Нам так не кажется.

Антидопинговое движение все еще сталкивается со множеством трудностей почти в каждой стране мира, включая Россию и США. И, к сожалению, многие «чистые» спортсмены еще могут не получить своих настоящих мест на Олимпийских играх. Но есть надежда, что постепенно вся система будет исправлена».
Также супруги в очередной раз сообщили, что опасаются за свою жизнь и что рады находиться в США.
«Можем ли мы вообразить себе возвращение в Россию когда-нибудь? Пока президент страны — , это небезопасно для нас, — считает Степанова. — Он называл меня иудой, что еще он мог сказать? Конечно, я иуда для него, потому что говорю правду, которую он хочет скрыть.
Одна подруга спросила меня: «Если ты приедешь в Россию, что случится?». Я ответила, что, возможно, нас убьют и скажут, что это несчастный случай.
Тогда подруга спросила: «Почему ты думаешь, что тебя не могут убить в США?». Я сказала, что если это произойдет здесь, то американцы будут расследовать дело и весь мир узнает правду. Если же нас убьют в России, то местные органы назовут это несчастным случаем».
Напоследок Степановы рассказали о своем первом свидании, на котором пара, по их словам, сразу же заговорила о допинговых делах.

Причем Юлия сходу призналась потенциальному молодому человеку из РУСАДА о том, что с 19 лет принимает запрещенные препараты под покровительством наставника.

«Я чувствовал себя идиотом, потому что думал, что вхожу в команду, которая борется с допингом, — отметил Виталий. — Но затем я понял, что являюсь частью большого механизма, в котором нет веры в «чистый» спорт. Им просто нужны медали и как можно больше призеров в как можно большем количестве видов спорта, особенно это касается Олимпиады».

В конце первого свидания молодые люди пошутили, что больше никогда не увидятся. «Мы были не очень умны», — так объяснил Виталий решение встретиться снова.
Теперь у четы все относительно неплохо. Степановы проживают в США в ожидании того дня, когда им предоставят постоянное место жительства. Юлия продолжает тренироваться и надеется пробиться на Игры в Токио — ее занятия спонсирует Международный олимпийский комитет (МОК).
К слову, легкоатлетка пыталась попасть еще на Олимпиаду-2016 под нейтральным флагом и отправляла в МОК письмо, в котором настаивала, что за чистосердечный рассказ о допинге и разоблачение России ее должны допустить до главных стартов четырехлетия:

«Я бы очень хотела выступить в Рио. Это стало бы для меня огромной радостью. Вероятно, это единственная Олимпиада, на которой я могла бы выступить. Если я туда поеду, это станет доказательством того, что я приняла верное решение и показала пример другим спортсменам, которые могут оказаться в ситуации, подобной моей, что нужно говорить правду и что каждый должен бороться с этой системой».

Однако Международный комитет не снял с бегуньи дисквалификацию за ее собственные допинговые махинации, доказанные в 2013 году, и не пустил ее на Игры. На Олимпиаду в Токио Степанова, скорее всего, тоже не попадет, поскольку ее результаты сильно недотягивают до олимпийских стандартов.
Российский тренер , ставший в 2015 году одним из фигурантов допингового скандала, рассказал историю своего знакомства со Степановой. По его словам, легкоатлетка в первые годы работы сама сообщила о намерении принимать допинг.

«Думаю, что Юлия пришла в группу с задачей развалить ее. Это было в 2012 году, после Олимпиады, когда у нас была победа с Марией Фарсоновой. Подозреваю, что Степанова пришла ко мне не просто так, а уже с заданием. Хотя я, конечно, сперва не разобрался во всей ситуации.

Степанова говорила, что хочет быстро бегать, хочет добиться высоких спортивных результатов, но просто все как-то не складывалось в жизни. И она все время намекала на то, чтобы эту ситуацию переломить допингом», — цитирует Казарина сайт «Матч ТВ».

Виталий Степанов сейчас получает зарплату от МОК, который устроил его к себе консультантом. В рамках своей работы экс-сотрудник РУСАДА пытается помочь в новых «разоблачениях» и, например, активно настаивал на полном недопуске россиян до зимних Игр в Пхенчхане.
«Российская допинговая система украла олимпийскую мечту у сотен спортсменов. Если российских спортсменов допустят до участия в Олимпиаде в Пхенчхане, то это будет несправедливо по отношению к «чистым» атлетам», — говорил Степанов в интервью «Би-би-си».
Судя по всему, Виталий продолжит свою деятельность и в дальнейшем, хотя уже шесть лет не живет в России и не в курсе дел пережившего большие изменения РУСАДА.

Видео дня. «Тоттенхэм» обыграл «Вест Бромвич» в матче АПЛ

Источник: sport.rambler.ru



Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.